14 авг. 2016 г.

Как я волонтёрил

Пришла квитанция из налоговой (налог на землю). В конверт (!) были вложены ещё две и записочка, что мы мол дико извиняемся, но не мог ли бы Сиятельный Господин занести эти две квитанции по адресам? Хм! Звоню, поясните, люди добрые, что это за ход мысли столь изысканный. Мне виновато говорят, стотыщ извинений, нам денег не дают на конверты-марки, поэтому мы за свои покупаем и экономим, но не волнуйтесь, больше так не будет. Тю! Ладно солдат вся страна кормит, поит, танки покупает... Но налоговая! Совсем рехнулась от ужасов террора?
Читать далее

7 авг. 2016 г.

Уровень агрессии: особенности регионов

M. M. обратил моё рассеянное внимание на существенно более низкий уровень бытовой агрессии в Киеве по сравнению с Донецком и Мариуполем. И действительно, в ситуациях, когда по моим ощущениям должна начаться или ругань на всю маршрутку (минимум) или бой стенка на стенку (максимум) дело почему-то оканчивается ироничными подколами. Когнитивный диссонанс, поневоле заставляющий вспоминать анекдоты «... я из Донецка — Ну зачем же сразу угрожать».

Пример: середина дня, жара, в автобусе открыты окна и люки; садится двухметровый бритый наголо молчел-1 и его маман в летах, маман жалуется, что ей дует — молчел-1 тянется к люку; окружающие, среди которых басит молчел-2, начинают предупредительно возмущаться «ни в коем случае! дует? чего ж не подождали следующую? вы ж понимаете, что на заднем всегда дует...»; молчел-1 недоволен, но маман договаривается с кем-то поменяться местами — конфликт вроде затихает.

Проходит 10 мин езды с ветерком и роли меняются: молчел-2, движимый заботой о прекрасной незнакомке слева, просит молчела-1 закрыть окно... В этот момент я приготовился выйти сквозь закрытую дверь, чтобы ненароком не попасть под раздачу. Но: молчел-1 ехидно интересуется «дует? чего ж не подождали следующую ? вы ж понимаете, что на заднем всегда дует...».

Ещё через 5 мин молчел-2 опять делает попытку спасти молчаливую принцессу и снова просит молчела-1 закрыть окно — я опять напрягаюсь; молчел-1 проводит блиц-опрос сидящих рядом с ним дам и господ на тему дует или нет, после чего с миной аристократа, вынужденного общаться со смердом, указывает молчелу-2 свободное место в области, куда жертва заботы может сесть. В этот момент сама девушка просыпается и посылает молчела-2 — ей вполне комфортно сидеть на ветерке и вообще нех лезть с непрошенной заботой. Тут и сказке конец

Читать далее

29 июн. 2016 г.

Пост зрады

Дорога до Киева из Мариуполя всегда была ужас-ужас: душный, под завязку забитый пассажирами автобус, орущий до 2 ночи российский фильмец, хамовитые водители с пузом и кочки на трассе (точнее, направлении) с обязательными остановками во всех окресных деревнях. Но вот появляется новый маршрут Мариуполь-Минск, по говору водителей, на которых приятно глаз положить, понимаешь, что они беларусы. Оказывается, можно было просто в консерватории что-то подправить: в автобусе просторно, работает (даже на остановках) кондиционер, и даже дорога чудесным образом оказывается асфальтированной, без ям и выбоин. Посмотришь на всё это и понимаешь, что с таким народом, который не может сам для себя элементарный порядок сделать, а нуждается в варягах, проще не жить. В жизни, конечно, есть место подвигу, но когда в череде подвигов не находится места и времени для жизни... «А собака подивився і питає Герасима тою клятою мовою: „За что?“»
Читать далее

30 мая 2016 г.

Присяга поліцейських

Мене пустили разом з родичами (в близьке коло), бо учні — а нині справжні поліцейські — мене впізнали. Звичайно, були всякі ВІПи: Гройсман, Аваков, Хатія, Томбинський, інші посли, але головне були мої дівчата та хлопці — із 172 я вчив толерантності половину. І от — вони присягаються, а я вмиваюсь слізми...

І ще, з приємного: перед рамкою на вхід зустрів я записного місцевого гомофоба-волонтера. Він сказав, що скоро битиме нас на прайді, я ж відповів, що мої учениці та учні мене захистять і пройшов крізь рамку. А його не пустили
:)

Але менше з тим. Сьогодні Маріуполь став останнім — 28 містом, де запрацювала моя нова поліція. Накращі учні і учениці, фантастично гарні, стали ще гарнішими


Читать далее

13 мая 2016 г.

Лосиное молоко

Колежанка рассказывала: собрание трудового коллектива ун-та, на трибуне — главный по гражданской обороне вуза вещает: «Увидев вспышку ядерного взрыва (!), мы должны (все 700 чел преподавателей и студентов, — М. К.) выстроиться возле главного корпуса, разбиться в колонны и пешим порядком выдвигаться в Володарский лес (это часов 5 ходьбы, — М. К.). И запомните: наилучшим средством от радиации является молоко лося». Тут, говорит, тихая истерика зала перешла в громкую — народ живо представил, как после увиденного и пройденного они будут в лесу ловить лося и доить его...
Читать далее

12 мая 2016 г.

Тесты — наше всё

Приходят на экзамен двое студентов-иностранцев и говорят, что они учатся (т. е. числятся), потому что не могут учиться (т. е. читать, запоминать и излагать)... Я — ни в какую: «или запоминаем или отчисляемся».

Один раскалывается, через день выучивает и более чем связно всё рассказывает. Второй ещё несколько дней упорствует: «я плохо знаю язык, не могу пообещать, что выучу». — «ОК, а я не могу пообещать, что поставлю»... Приходит, рассказывает. Я: «вот видите, у Вас всё получилось» — «Так я ж до трёх ночи сидел». Иными словами дело в лени, замаскированной под как бы незнание языка.

Приходит ещё одна, местная. С наскоку (т. е. увидела конспект за полчаса до встречи) сдать не получается. Начинает горько рыдать: «мне далеко ехать, дети маленькие, я не могу это выучить...» — «Ну что ж, тогда отчисляйтесь». Через неделю всё выучивает. Опять была лень и манипуляции.

Мне кажется, нужно отходить от модели личных экзаменов. Безличное тестирование на компе — или сдал, или не сдал. По крайней мере, это немного улучшит качество образования

Читать далее

1 мая 2016 г.

Антропология некрополя

Утром толпы людей идут с корзинками, яйцами и пасками. Ego autem — с тяпкой на кладбище.

В самой старой части кладбища могилы — как положено — ориентированы на восток, в части срединных секторов (семидесятые и восьмидесятые) — на юг, и только с конца восьмидесятых в захоронения вернулась традиционная ориентация.

История в надгробиях:

— У дедушки (1986) на памятнике красная звезда. Он не был коммунист, просто подпольщик на Азовстали во время немецкой оккупации Мариуполя.

— У бабушки (1995) только фото, имя и даты. Она была простой домохозяйкой, из поповской семьи, атеистка, искренне не любила попов, но красила яйца и пекла паску.

— У мамы (2016) — крест. Она не была верующей, никогда не осеняла себя крестным знамением, не возглашала Credo, не праздновала паску, но автоматически поминала бога традиционными фразеологизмами, обожала моцартовский Реквием и вальсы Штрауса...

Читать далее